Новости
здоровья
Мнения
пользователей
Магазин

Самовнушение при изолированной систолической гипертонии

16 ноября 2015 г.

Подавляющее большинство людей овладевает методом самовнушения на интуитивном уровне, зато весьма неплохо и с ранних лет. Только использует его в дальнейшем, увы, не в целях лечения или оздоровления. Как часто мы повторяем себе, какие мы «самые-самые», пока не начнем в это верить, хотя половину этих качеств приписали себе именно из-за их полного отсутствия! Точно так же мы до последнего убеждаем себя, что «просто устали», «не молодеем», что «выспимся и все придет в норму»-… Именно самовнушение позволяет нам откладывать обращение к врачу до стадий, в которых даже врач не может понять, как можно было терпеть такие симптомы так долго, отмечает Ирина Малышева в книге «Самое важное о давлении высоком и низком».

Что ж, пришло время применить наши незаурядные способности по этой части в нужном направлении. Само собой разумеется, метод самовнушения подходит только для устранения одного конкретного гипертонического криза. И то при некоторых условиях. А именно, если он не слишком тяжел, не дает тревожных признаков, намекающих на инфаркт или инсульт (нет ноющих болей, не зависящих от степени подвижности). И разумеется, если таковых у нас не было в анамнезе (в истории болезни). Самовнушение как метод особенно показано при психо– или нейрогенной гипертонии. Проще говоря, гипертонии, вызванной стрессом, общей эмоциональной неустойчивостью, гормональным сбоем. Его можно применять и в других случаях, но эффективность вполне может оказаться меньшей, чем мы ожидаем. При этом самовнушение строго противопоказано при подозрении на инфаркт миокарда и инсульт.

Самовнушение при снятии гипертонии должно быть сосредоточено на одной цели – снижении артериального давления. Наверняка с непривычки использовать этот дар сознательно у нас не получится сосредоточиться сразу. Потому для первых нескольких сеансов нам потребуется покой, уединение и тишина. Никакого включенного телевизора и радио, никаких шумных соседей и распахнутого прямо на многополосную автостраду окна! В комнате должен царить приятный полумрак, мы должны удобно сидеть или лежать, закрыв глаза. Попыткам сосредоточиться могут помешать и такие неожиданные моменты, как газы, кашель, голодные спазмы в пищеварительном тракте. Поэтому не стоит начинать заниматься на голодный желудок, при инфекциях верхних дыхательных путей, «неполадках» со стулом и пищеварением, сразу после сытной еды и после периода недосыпания.

О самовнушении нам важнее всего знать, что таким путем мы пытаемся отдать своей коре команду сделать то, что обычно она делает или не делает вовсе без нашего участия, автоматически. Ведь мы же понимаем, что ритм дыхания, перистальтика кишечника и другие не осознаваемые нами процессы регулирует все тот же головной мозг? Кора это умеет. Просто когда мы понимаем, что получим завтра нагоняй, если не закончим сложный проект, мы «включаем» мыслительные центры коры сознательно, усилием воли. А базовые обменные и двигательные функции кора регулирует не сама – с помощью гормонов и колебаний их уровня. Но все равно это делает она – именно ей подчиняется гипофиз, и она видит основную задачу, для решения которой ей требуется отдать ряд тех или иных команд. Обычно мы не владеем методами регулирования и этой части ее работы, хотя ими владеют йоги, факиры и другие любители расширить возможности своего тела и духа.

Формула самовнушения – это вещь крайне индивидуальная. В любом случае, она должна отдавать команду на успокоение. Но наш головной мозг понимает только максимально конкретизированные формулировки. Оттого абстракции в духе «Я абсолютно спокоен» или «Я не злюсь, не нервничаю» часто приходится повторять очень долго, по многу раз, прежде чем они дадут хоть какой-то эффект.

Одного нам делать не следует – проговаривать формулы вслух. Наш диалог с корой должен быть безмолвным, а любые посторонние рассуждения нужно изгонять из головы, едва они будут появляться. Обычно мы легко можем определить, что нам нужно «отладить» сейчас, если сосредоточимся на собственном теле и его ощущениях хотя бы на 2–3 мин. С этого нужно начинать любой сеанс – сперва найти проблему, вызвавшую скачок. Тем более что она от раза к разу может меняться. Затем эту проблему нужно точно определить. Например так: «Иголка в позвонке справа». Или «Спазм небольшого волокна прямо возле сонной артерии».

Чем лучше мы чувствуем место расположения проблемы, тем лучше. Для этого необходима точность ощущений, а не знание названий всех мышц тела и отростков позвонков. Названия вызовут у коры лишь активизацию синапсов памяти. А вот указание на центр проблемы станет вещью более предметной. Будет очень хорошо, если мы сумеем определить, что именно произошло – то есть кости ущемили нерв или сместились, потянув мышцу, воспалилась сама мышца или ее постиг спазм и т. д.

Когда мы определимся с этим, можно представить себе, что именно мы хотели бы сделать. Допустим, вынуть иглу (вообще, это, конечно, не игла, а ущемленный корешок нерва). Или, скажем, расправить сведенное волокно. Главное – помнить о конкретике задаваемых целей и использовать предметные образы. Поскольку описать нужное в словах в данном случае сложно, приведем пример для самого распространенного случая гипертонии. То есть тупой, пульсирующей боли, разлитой по всей голове после просто крайне напряженного и нервного дня.

Нам необходимо сесть или лечь, откинув голову на прочную опору, но не запрокидывая ее глубоко назад. Череп должен сохранить нормальное положение по отношению к шее, потому между ним и шеей лучше подложить валик в точности по размеру этого изгиба. Руки нужно положить на подлокотники или, что еще удачнее, надежно заложить за голову. Лопаточные и дельтовидные мышцы расслабляются почти исключительно в таком положении рук, а нам сейчас очень важно расслабить эту область. Прислушаемся к себе: все ли мышцы плечевого пояса и шеи расслаблены, все ли части тела опираются о предмет мебели так, чтобы поддержание их в этом положении не требовало напряжения даже самого мелкого волоконца? Если да, закроем глаза, повторим про себя несколько раз: «День окончен, я дома, здесь тихо». Или что угодно другое, как можно точнее отражающее мысль, что все проблемы остались где-то там, а впереди нас ждет только долгий отдых.

Будет уместно вспомнить собственные ощущения в момент, когда мы понимаем, что вот он – летний отпуск, море, пляж и прочие атрибуты. Обычно нужное нам сейчас состояние и настроение приходит во время сборов на курорт. Если нам удастся воспроизвести эту эйфорию, задержим ее на пару минут или как сумеем долго. Затем сосредоточимся на мышцах, на том, как приятно они расслаблены, мысленно прогладим их ладонями вдоль позвоночного столба, по направлению от затылка к лопаткам.

Нащупаем всю область боли и, так сказать, устраним ее. Сделать это можно, воображая работу массажиста (сами движения и нажатия рук). Или некоторые не вполне реальные, однако точно отражающие суть процесса картины. В данном случае можно вообразить, будто мы погрузили голову в холодную воду или под ледяной дождь и массаж проводим под этими струями. Можно, наоборот, представить, будто нашу голову обложили некими целебными (к примеру, с приятным запахом валерианы) компрессами. И что волны этого аромата проникают под кожу, сосредотачиваются, накапливаются в местах напряжения, снимая воспаление, спазм, отек…

У каждого из нас картины и формулы для аутотренинга должны быть индивидуальными. Это совершенно нормально, так и должно быть. В общем виде мы можем привести лишь некоторые правила, от которых не следует отступать, создавая новую «программу». В частности:

1. Не следует увлекаться просто мантрами – повторениями формул про себя или вслух. Дело в том, что с помощью речи можно внушать со стороны – этот метод используют гипнотизеры и пр. Но для того, чтобы это сработало, нам нужно долго и тщательно вслушиваться в разборчивые или неразборчивые слова. Два минуса нашего положения заключаются в том, что для нас наши собственные слова всегда звучат очень четко. А также в том, что мы не сможем применить и другой «пункт», делающий этот метод столь эффективным в исполнении посторонних. А именно, мы не подберем такие ключевые слова («якоря», как их называют в НЛП), которые станут акцентированными и неожиданными для нас. Это невозможно потому, что собственную речь мы всегда ожидаем – фраза сложилась у нас в голове до того, как мы принялись ее повторять. Иными словами, речь окружающих так сильно влияет на нас оттого, что среди окружающих мы находимся в обществе. А мнение общества важно любому человеку. Сейчас же мы наедине с собой, и нашей коре это прекрасно известно. Так что повторение как метод самовнушения действует, только если повторять на разные лады и очень долго. Хотя для работы в паре с другим человеком действеннее его, пожалуй, не найти.

2. При уединенной работе эффективнее образное или, напротив, пускай механистичное до тонкостей представление о процессе, вызвавшем приступ. Просто если первое (воткнутая игла) более подходит неспециалисту, то второе (ущемленный позвонками корешок нерва) лучше получится у врача. Иными словами, у человека, по-настоящему хорошо представляющего себе, как это выглядит на практике. Такой метод воображения дает нашей коре точное указание на то место, которое для нее воображаемым не является. Ведь из коры в эту точку и обратно постоянно поступает множество сигналов.

Воображение – это для нас. А для нее это вовсе не вопрос фантазии. Точно так же обстоят дела и с представлением действия, которое восстановит норму работы тканей в данной области. Мы можем иметь более или менее глубокое понятие о том, с помощью какого механизма управления кора устранит «неполадку». А можем и не иметь. Но в обоих случаях нам важно дать коре понять, в каком направлении она должна действовать. И дать ей это понять на как можно более осязаемом примере. Ведь нейронные цепочки, импульсы, передаваемые по отросткам, и пр. – это никакие не абстракции, а процессы весьма конкретные, ощущаемые корой до мелочей.

Источник: health info

Социальные комментарии Cackle