Новости
здоровья
Мнения
пользователей
Магазин

Тип личности и сахарный диабет

8 декабря 2015 г.

Кроме определения влияния негативных (особенно подавленных) эмоций на возникновение психосоматических заболеваний, психосоматическая медицина установила зависимость между конкретными заболеваниями человека и его личностными особенностями (типом личности), а также семейным воспитанием, отмечает психотерапевт Ирина Малкина-Пых.

Собственно, представление о предрасположенности определенных типов личности к тем или иным болезням всегда присутствовало в медицинском мышлении. Еще в то время, когда медицина основывалась исключительно на клиническом опыте, внимательные врачи отмечали распространенность определенных болезней у лиц с определенным физическим или психическим складом. Однако насколько важен этот факт, им было совершенно неизвестно. Хороший врач гордился знанием подобных соотношений, опираясь на свой большой опыт. Он знал, что худой, высокий человек с впалой грудью скорее склонен к туберкулезу, чем полный, коренастый тип, и что последний более склонен к внутримозговому кровоизлиянию. Наряду с соотношениями между болезнью и строением тела также обнаруживались соотношения между чертами личности и определенными болезнями.

В литературе обобщены данные о психосоматических концепциях возникновения диабета:

1. Конфликты и различные непищевые потребности удовлетворяются с помощью еды. Может возникнуть обжорство и ожирение, вслед за этим – длительная гипергликемия и далее истощение инсулярного аппарата.

2. Вследствие приравнивания еды и любви, при отсутствии любви, возникает эмоциональное переживание состояния голода и тем самым, независимо от поступления пищи, голодный обмен веществ, соответствующий диабетическому.

3. Диабет – следствие хронической тревоги, связанной с бессознательным детским страхом быть побежденным и раненным вследствие агрессивных мятежных и сексуальных побуждений. У больных сахарным диабетом часто наблюдаются необычно сильные тенденции получать и принимать помощь.

4. Сохраняющийся в течение всей жизни страх мобилизует постоянную готовность к борьбе или бегству, с соответствующей гипергликемией без сброса психофизического напряжения. На почве хронической гипергликемии легко формируется сахарный диабет.

Людям с сахарным диабетом присуще чувство незащищенности и эмоциональной заброшенности. Кроме этого, сильное желание заботы о себе и активный поиск зависимости от других. Больные демонстрируют большую чувствительность к отказам в удовлетворении этих желаний.

Примером чрезмерно выраженной дезадаптации к сахарному диабету является «лабильный сахарный диабет». Он характеризуется значительными колебаниями содержания глюкозы в крови, часто с многократными случаями неотложной госпитализации. В настоящее время широко распространена точка зрения, что лабильный сахарный диабет – это поведенческая, а не патофизиологическая проблема.

Было выяснено, что такие больные позволяют себе потенциально опасное поведение отчасти из-за пренебрежения его последствиями, но чаще потому, что оно «окупается» в смысле удовлетворения других потребностей, независимо от того, любовь ли это или кровь, благоприятное мнение или бегство от какого-либо неразрешимого конфликта.

Острое начало часто имеет место после эмоционального стресса, который нарушает гомеостатическое равновесие у людей, предрасположенных к этому заболеванию. В частности, значимыми психологическими факторами, способствующими развитию диабета, являются фрустрация (от лат. frustratio – обман, расстройство, разрушение планов), одиночество и подавленное настроение. В ряде случаев они могут являться механизмом, «запускающим» нарушения обмена веществ.

У. Кэннон показывает, что страх и тревога могут вызывать гликозурию ( glycosuria; греч. glykys сладкий + uron моча – наличие в моче сахаров в повышенных концентрациях) и у нормальной кошки, и у нормального человека. Таким образом, подтверждается гипотеза о том, что эмоциональный стресс может стимулировать расстройство углеводного обмена даже у лиц, не страдающих диабетом.

Больные диабетом обычно пытаются как-то регулировать свое состояние с помощью диеты. Однако, пребывая в депрессии, они часто нарушают диету – слишком много едят и пьют, что приводит к обострению течения заболевания.

Наиболее важным провоцирующим фактором в генезе клинического синдрома диабета является ожирение, которое наличествует примерно в 75% случаев. Однако само по себе ожирение не может рассматриваться в качестве причины, поскольку диабет развивается лишь у 5% тучных индивидов. По имеющимся данным, ожирение приводит к повышенной потребности в инсулине. Если поджелудочная железа нормально функционирует, то возрастающая потребность в инсулине может быть удовлетворена. У тех пациентов, у которых скорость расщепления инсулина превышает возможности регуляторного механизма, развивается инсулиновая недостаточность и в конечном счете диабет.

Переедание обычно является результатом расстройства эмоционального развития личности. Следовательно, у пациентов, у которых сахарный диабет развивается вследствие переедания, психологические факторы имеют основное значение как в развитии ожирения, так и в возникновении сахарного диабета.

Проще говоря, причины кроются в одних и тех же отрицательных эмоциях, которые постоянно подавляются и «заедаются» (обида, страх, гнев и т.д.). Именно поэтому, если человек справляется с причинами возникновения лишнего веса, то есть нормализует свое пищевое поведение, то нормализуется и работа поджелудочной железы.

По отношению к больным сахарным диабетом часто используются такие определения, как «зависимый», «нуждающийся в материнской ласке», «чрезмерно пассивный». Центральной психологической характеристикой больных сахарным диабетом является постоянное чувство неуверенности, которое окрашивает всю жизненную стратегию этих пациентов.

По результатам ряда исследований, у больного имеет место тенденция к отторжению пищи, а впоследствии – повышенная потребность в ее восполнении. Эта потребность может выражаться в неудержимом желании есть, быть накормленным и в наличии избыточных запросов на получение заботы в межличностных отношениях. Иногда наблюдается также чрезмерная идентификация с матерью, вследствие чего может нарушаться психосексуальное развитие. У мужчин подобная идентификация приводит к развитию базовой бисексуальности. У женщин враждебная идентификация с матерью активизирует защиты, направленные против женской сексуальности, особенно в отношении функций размножения.

На фоне конституциональной предрасположенности к сахарному диабету заболевание развивается под влиянием определенных установок и поведенческих особенностей в семье, поскольку домашние традиции в питании, типа концепций «еда и питье укрепляют душу», «нет ничего лучше хорошего обеда» и т.д., определяют то значение, которое в дальнейшем человек придает еде.

Психологические факторы, связанные с семьей, межличностными взаимоотношениями, уровнем эмоционального принятия и поддержки, могут играть определенную роль в возникновении заболевания. В связи с традиционной, в рамках психодинамического направления, тенденцией, отождествляющей пищу с любовью, недостаток любви формирует «голодный» метаболизм, соответствующий метаболизму больного диабетом. Интенсивный аппетит и склонность к ожирению ведут к стабильной гипергликемии. Нарушение ролевой структуры, эмоциональных компонентов межличностных отношений в родительских семьях ухудшает состояние больных.

Больные диабетом часто ощущают себя в детстве брошенными или, наоборот, чрезмерно опекаемыми родителями и другими близкими. Детская потребность в безопасности, защищенности, внимании и терпении удовлетворяется недостаточно или односторонне. Эмоциональный холод учит детей компенсироваться при помощи приема пищи, что родители, отчасти сознательно, приветствуют.

В семье нередко складываются нестабильные отношения с сильными волнениями и тревогами. Родители не способны соответствующим образом разрешать свои конфликты. Отношения с братьями и сестрами часто также бывают сложными, поскольку здоровые братья и сестры завидуют особому положению больного ребенка.

Хотя контакты с другими людьми достаточно развиты, на первое место здесь тем не менее выходят радости яств и лакомств. Интересы в других сферах в большинстве случаев в таких семьях бывают недостаточно высокими.

Были обнаружены различия в представлениях своего образа «Я» у подростков, больных сахарным диабетом, по сравнению со здоровыми. У больных подростков в сравнении со здоровыми менее всего выражено стремление к доминированию, уверенности в себе, независимости.

Также наблюдаются отличия в представлении образа своего «Я» в идеале: подростки с диабетом предъявляют к себе слишком высокие требования – быть очень «отзывчивыми», «добросердечными», «уступчивыми», в то время как здоровые подростки демонстрируют представления, более адекватные реальности.

Мама воспринимается всеми подростками как «уступчивая», «отзывчивая», «доброжелательная», но вместе с тем как «беспомощная» – причем степень этой «беспомощности» выше в представлениях детей с диабетом.

Фигура отца в семье в представлении всех подростков занимает довольно «автономное» положение. Но у больных диабетом, несмотря на это, происходит идеализация отца.

Для подростков с диабетом «болезнь» в большей степени воспринимается как ряд различных ограничений, накладываемых на прежний образ жизни, а состояние «здоровья» – как нечто невозможное для них. В ситуации «болезни» они научаются получать необходимые им отношения для ощущения своей значимости, в своих потребностях и желаниях они более инфантильны по сравнению со здоровыми.

Завышенные инфантильные потребности в уходе и кормлении, в основе которых, возможно, кроется унаследованная психологическая несостоятельность, не могут быть удовлетворены за счет окружающей среды. Через диабетическую симптоматику больной бессознательно стремится к удовлетворению своих желаний.

Хронический «голод по любви» утоляется при помощи еды, особенно сладостей. Вследствие выросших ограничений, связанных с диабетом, часто возникают страх и чувство безысходности. Часть больных реагирует на потерю автономности отчаянием и равнодушием. Другие «вытесняют» или просто отрицают свое заболевание. Некоторые протестуют чрезмерным потреблением пищи и спиртных напитков.

В сфере профессиональной деятельности диабетики отличаются дисциплинированностью и точностью. Обычно им несвойственны решительность, честолюбие и экспансивные стремления.

В сфере контактов часто присутствует негативный опыт. Чрезмерная потребность больных диабетом в зависимости и изнеживании может устраивать партнеров. Несмотря на разочарование, такие больные относительно редко расстаются со своими партнерами, обычно в силу привязанности.

Фантазия также подчинена преимущественно телу и питанию: сильно повышенные голод и жажда, peгyлярные инъекции инсулина и соблюдение диетических предписаний отнимают силы больного. Все вращается вокруг сферы организма и ощущений.

Какие радости доставляют сладости, дети понимают с раннего детства. Сладкое дается в качестве поощрения, утешения, очень сладка любовь. «Сладким» называют человека, если он симпатичен и мил. Если польстить человеку («подсластить»), то легко можно обмануть его: манить его сахаром (или любовью), но так, чтобы он не смог дотянуться. Если человек получает «кнут и пряник», он одновременно и наказан и обласкан.

Очевидно, что уровень сахара в крови имеет прямое отношение к любви и нежности в нашей жизни и, с другой стороны, к гневу и горечи.

Диабет может указывать на то, что мы получаем любовь в избыточном количестве и она выходит из-под контроля, подавляя нас. Она теряет свою ценность, что выражается в постоянном мочеиспускании и соответствует чувству потери и печали. В этом состоянии мы испытываем потребность в любви, но не знаем, как поступить с ней, когда ее получаем, что вызывает гнев и обиду, мы начинаем винить других в своих внутренних страхах и растерянности по поводу этой любви.

Источник: health info

Социальные комментарии Cackle