Новости
здоровья
Мнения
пользователей
Магазин

Наталия Харченко: «Я начала ощущать чужую боль физически»

Доктор медицинских наук Наталия Харченко – известный гастроэнтеролог и диетолог, на ее счету свыше 350 опубликованных научных работ. Наталия Вячеславовна – декан терапевтического факультета Национальной медицинской академии последипломного образования им. П.Л. Шупика, член-корреспондент НАМН Украины. Она знает все о проблемах человеческого пищеварения и правильного питания, разработала множество рекомендаций по диетотерапии при самых различных заболеваниях. После разговора с ней понимаешь, что пища – это тоже лекарство, которое нужно грамотно принимать.

Наталия Вячеславовна, что побудило Вас стать врачом и избрать именно эту специальность?

Я выросла в семье медиков: мать – хирург, отец – нейрохирург, дед работал заведующим кафедрой в Одесском мединституте. Я с детства жила в атмосфере медицинского мира, обсуждения медицинских проблем, поиска путей помощи очередному сложному пациенту. У отца была огромная библиотека, включавшая и множество медицинских книг. Так что, у меня с самого начала не было сомнений относительно профессии. Другое дело, что мне родители не разрешили стать хирургом, зная этот каторжный труд по своему опыту. Я хотела быть хирургом или гинекологом. Они же решили, что мне лучше быть врачом какой-либо терапевтической специальности, хотя не учли, что и это тоже каторжный труд. Ведь решающий момент – это даже не сама специальность, а то, насколько ты отдаешься работе, насколько вникаешь в проблемы, пытаешься их решить. Очень важно год за годом оставаться «играющим тренером», учиться каждый день, чтобы иметь право учить других. Словом, врач любой медицинской специальности – это большой труд. Но наша врачебная династия не прерывается: мой сын уже медик, да и внучка, я надеюсь, тоже будет врачом.

Вас не удручает необходимость видеть «внутренний мир человека» в буквальном смысле – с его слизистыми оболочками и всем остальным?

Действительно, психологически это не просто – приходится постоянно находиться в боли. Я, наверное, с годами начала ощущать чужую боль физически. У меня не бывает простых больных – обращаются в основном те, в чьих проблемах не достаточно разобрались врачи на местах, или те, кто годами лечился безуспешно, или те, у кого болезнь уже находится в терминальной стадии. Бывают моменты, когда мой пациент уходит со словами: «Спасибо, доктор, мне уже легче», а я остаюсь сидеть полностью выжатая.

Раз Вам приходится разгребать завалы проблем после других врачей, стало быть, квалифицированных гастроэнтерологов в Украине хватает не на всех нуждающихся в помощи…

Как вы понимаете, наша медицина – не родная дочка финансов страны. Она недостаточно финансируется. Иногда врач должен параллельно картошку посадить, новый специализированный журнал прочитать и больного правильно пролечить. Это сложно. К сожалению, увеличивается поток больных, в том числе и гастроэнтерологического профиля: хуже становится экология, меньше качественных продуктов и чистой питьевой воды. Массированная реклама приводит к тому, что люди принимают множество ненужных лекарств.

Конечно, нередко украинцы лечатся у непрофессионалов, которые что-что немножко знают, что-то слышали, но не более того. А в больного ведь нужно вникнуть, каждый больной – это целая вселенная. Не бывает одинакового течения заболеваний, как и сочетания болезней.

Кроме того, как говорил выдающийся терапевт Борис Вотчал, врач не думает либо когда нечем думать, либо когда некогда думать. Так вот, очень часто украинскому врачу некогда думать. К примеру, у нас очень мало времени отводится на первичный прием.

В то же время, в Украине достаточно толковых специалистов, иногда они умеют лечить на уровне интуиции. У нас хорошая система образования. Другое дело, что мы не всегда обеспечены аппаратурой для диагностики, а без нее тоже не все выполнимо. Диагноз ставит врач, но он должен подтвердить его инструментальными лабораторными методами.

Откуда, как правило, берутся самые сложные случаи в практике гастроэнтеролога?

Распространенные причины запущенных случаев – неправильно поставленный диагноз или же неправильная комбинация лекарственных средств даже при правильном диагнозе, то есть невыполнение существующих в мире протоколов лечения пациента. Например, когда у больного изменены печеночные пробы, и его лечат от гепатита гепатопротекторами, а на самом деле у него болезнь Коновалова-Вильсона. Это заболевание тоже проявляется измененными печеночными пробами, но причина здесь другая – нарушение обмена меди, и лечить это нужно специфически, а не просто гепатопротекторами.

Вы – основатель и руководитель Национальной Школы гастроэнтерологов и гепатологов Украины, которая помогает многим врачам повысить квалификацию. Что удалось за эти годы работы?

Слава Богу, мы работаем уже 14 лет, и, несмотря на обилие различных медицинских конференций, наша Школа пользуется авторитетом. Достичь нужного уровня трудно, а удержать планку – еще труднее. Вот это нам удалось. Мы стараемся давать знания и при этом как можно меньше включать коммерческих и рекламных моментов, хотя без них и не обойтись. К нам едут врачи, потому что верят нам, а эта вера очень обязывает. Стараемся давать им все самое интересное, новое и реально применимое. Приглашаем лекторов из-за рубежа, задаем темы украинским лекторам, чтобы они выступали не с тем, с чем им удобно выступить, а с тем, что врачам интересно узнать. Нас благодарят за полученные знания, а это уже хоть маленькая, но победа.

Много говорят о том, что в Украине идет скрытая эпидемия гепатитов В и С. Нет ли в таком нагнетании паники признаков заинтересованности фармацевтических фирм и дистрибьюторов, которым хочется продавать свои лекарства побольше и подороже?

В этом вопросе нет нагнетания – проблема действительно серьезная. Я не могу сказать, что это эпидемия. Но то, что гепатиты В и С широко распространены, и что этот факт не вызывает настороженности у населения и у некоторых врачей – это настоящая проблема. Да, лечение вирусных гепатитов очень дорогое, но речь идет о международных протоколах, то есть правилах лечения пациентов, принятых в мире на основании большой доказательной базы. Мы ничего сугубо украинского не изобретаем.

Что касается цен на лекарства, используемые при лечении вирусных гепатитов: есть же отечественные интерфероны, которые значительно дешевле импортных, тем не менее, гепатологи склонны рекомендовать дорогие аналоги. Насколько это обосновано?

Дело в том, что отечественные интерфероны не имеют такой доказательной базы, которая существует у интерферонов, включенных в мировые консенсусы лечения больных вирусными гепатитами. Нашими интерферонами нигде за рубежом не лечат, и сложно говорить, насколько они эффективны. Если есть интерфероны, исследованные в десятках стран, если их эффективность прослежена на десятках тысяч пациентов, так скажите, пожалуйста, на что должен ориентироваться врач? Он будет верить доказательной базе, а не выбирать, что дешевле. Дешево – может быть, и неплохо, но нужно это сначала доказать!

В последние десятилетия в лечении язвы желудка и 12-перстной кишки произошел некий переворот, связанный с исследованиями хеликобактерии. Что это за страшный «зверь», который может провоцировать язвы? Каковы его повадки?

Helicobacter pylori – бактерия, которая была обнаружена у человека более 20 лет тому назад. Ее первооткрыватели – двое австралийских ученых – уже получили Нобелевскую премию в области медицины. Стоит помнить, что человеческий организм имеет гораздо больше клеток бактерий и вирусов, чем собственных клеток. Это очередная бактерия, которую мы не так давно открыли, хотя она, видимо, живет вместе с человеком уже тысячи лет. Все зависит от ее штамма: есть штаммы более «доброжелательные» к человеческому организму, которые серьезнее гастрита ничего не могут вызвать, но есть и те, которые могут вызывать даже рак желудка. Эта бактерия действительно является одним из ведущих факторов возникновения язвенной болезни. Это факт уже доказанный, что действительно в последние десятилетия перевернуло понимание подходов к лечению язв. В мире приняты так называемые Маастрихтские консенсусы – схемы лечения язвенной болезни, предусматривающие устранение этой бактерии.

Хеликобактерия есть у всех людей с рождения или же она передается, как герпес, от зараженного человека?

Бактрия Helicobacter pylori живет не в каждом организме. Но лиц, инфицированных ею,  большинство (повторю, все зависит от штаммов: есть опасные и неопасные). А заражение происходит орально-оральным или фекально-оральным путем, то есть мы заглатываем эти бактерии. Часто это происходит в кругу одной семьи. Дети в учебных заведениях также могут заразиться.

В схеме лечения язв используют, в том числе, и антибиотики, которые убивают не только вредную, но и полезную микрофлору желудочно-кишечного тракта. Существуют ли природные средства, которые могут ослабить ту же хеликобактерию, пощадив при этом полезные микроорганизмы?

Во-первых, бактерию нельзя чуть ослабить, как нельзя быть чуть-чуть беременным. Бактерию либо убивают, либо она, наоборот, вырабатывает устойчивость. Против бактерии нужны антибактериальные средства, и других методов пока нет.

А есть ли альтернатива мучительной процедуре гастроскопии – «глотанию зонда», как в народе говорят?

Есть – рентген желудка с использованием бария, результат которого почти равноценен гастроскопии. Пациент предварительно выпивает контрастное вещество – раствор сульфата бария, напоминающий мел. Но я считаю, что нужно по-философски относиться и к процедурам, типа гастроскопии. Ничего страшного в них нет.

Болеют ли сами гастроэнтерологи теми болезнями, которые лечат?

Ой, скорее да, чем нет. Ситуация сапожника без сапог не всегда, но временами имеет место. 

Человечество понемногу отвыкает пить простую воду. Чем это грозит?

Давайте поставим вопрос иначе: человечество отвыкает от качественной воды. Количество пригодной к питью воды на земном шаре сегодня исчисляется несколькими процентами. Да, пить воду нужно, но только будучи уверенным, что она качественная. А что касается призывов выпивать по 2 литра воды в день, то они беспочвенны! Человек получает воду с фруктами, ягодами, овощами, с супом и чаем. В общей сложности жидкости должно быть в среднем литра два, но чистой воды достаточно выпивать один литр, причем не на ночь, чтобы не отекать. Конечно, это зависит и от времени года (в жару пьем больше, зимой – меньше), и от других факторов – возраста, к примеру.

Некоторые эксперты утверждают, что для жителей Киева оптимальный вариант – вода бюветная, из подземных источников. Вы согласны с ними?

Бюветная вода – неплохой вариант, если она проверяется санэпидемстанцией и имеет соответствующий сертификат.

Вы – кроме всего прочего, еще и автор трудов по диетологии. Насколько востребована эта наука в Украине?

От современного врача-гастроэнтеролога обязательно требуется и знание диетологии. Ведь все проблемы желудочно-кишечного тракта связаны с пищеварением, правильностью питания, качеством продуктов. И врач обязан иметь более глубокие знания, чем то, что печатается в каждом справочнике и глянцевом журнале: мол, пейте больше воды, ешьте меньше сладкого и насыщенных жиров. Хотя диетологами сейчас себя считают очень многие, включая консультантов из фитнесс-клубов, на самом деле диетология – сложная наука, и настоящих специалистов в стране, к сожалению, мало. А без знания питания, правильного составления рациона нельзя ни поддерживать здоровый образ жизни, ни говорить о профилактической медицине, ни лечить болезни органов ЖКТ. Более того, без правильного питания невозможно лечить сердечнососудистые заболевания, сахарный диабет, патологию почек и так далее.

Известно, что многие популярные продукты питания вредны – чипсы, майонезы, газированные сладкие напитки. Но вот такой парадоксальный вопрос: способен ли человеческий организм в процессе приспособиться ко всему этому фаст-фуду так, чтобы не страдать от него?

Нет. Человек всегда будет платить за грубое нарушение в питании – платить своим здоровьем, конечно же. Все равно органы пищеварения генетически не успевают за темпами появления некачественных, непривычных, рафинированных, неполезных продуктов. А секрет фаст-фуда – в том, что его пища вкусна за счет усилителей вкуса, и, по сравнению с ней, простая картошка и отварной кусок мяса нашим детям кажутся недостаточно вкусными. Так мы формируем неправильные привычки питания.

От чего зависит составление индивидуальной программы питания пациента?

Каждый человек – это индивидуум, это своя нервная система, свои возможности желудочно-кишечного тракта, свой анамнез, свои генетические предрасположенности. Очень часто, чтобы найти слабое звено, мы интересуемся, чем болели родители, дедушки, бабушки пациента. Поэтому и питание подбирается, исходя из привычек и особенностей организма путем приспособления пищевого рациона к индивидуальным возможностям. Мы не говорим об идеальном питании – только об оптимальном рационе для конкретного человека.

Если взять общие принципы правильного питания, то они известны издавна. Но почему-то человек, создавший и освоивший чудовищно сложную компьютерную технику, не может усвоить, что ему стоит есть, а чего – не стоит…

Нас этому нигде не учат, поэтому даже человек культурный часто незнаком с основами культуры питания. А они же такие простые: слушай себя – что тебе подходит, а что нет; не переедай; регулярно питайся, поскольку все мы – существа, живущие в определенном ритме; принимай простую пищу, часть – в сыром виде (овощи, фрукты); употребляй продукты по сезонам, тогда в них меньше стимуляторов роста и удобрений; пищу принимай с чувством благодарности, в спокойной обстановке. Отдельно подчеркну: чем проще пища, чем меньше кулинарной обработки она проходит, тем здоровее будет человек.

Социальные комментарии Cackle