Новости
здоровья
Мнения
пользователей
Магазин

Желудок – это сосредоточие чувств

23 сентября 2015 г.

Желудок по форме похож на серп полумесяца. Здесь господствуют те же принципы, что и в ротовой полости: женское (= лунное) начало преобладает, образуя как внешнюю, так и внутреннюю, «пещерную» суть. Функционально этот аспект также выходит на первый план при ритмичном перемешивании пищевой кашицы, происходящем благодаря перистальтическим движениям мускульных стенок. Таким образом вся пищевая кашица насыщается желудочным соком, то есть соляной кислотой и ферментами, подготавливающими расщепление белка. В секреции этих едких соков проявляется марсианский компонент. Уравновешивает его секреция желудочной слизи, которая должна предохранять стенки желудка от воздействия агрессивных соков, сама всецело принадлежа сфере лунного. Желудок может достойно решать свои задачи только при соблюдении равновесия между защищающим воздействием желудочной слизи и агрессивным воздействием желудочного сока. Желудочные симптомы всегда связаны с нарушением этого баланса.

Само звучание слова «желудок» сближает его со словом «желать». Но латинское ventriculus приводит нас к более глубокой аналогии. Это слово происходит от слова venter, которым обозначались и материнское чрево, и находящийся в нем плод, и тело человека, и живот, и желудок, и неумеренное поглощение пищи (обжорство). По сути, ventriculus – это вместилище всего. В древности желудок отождествлялся с животом, и для их обозначения употреблялось одно и то же слово. Да и сегодня при боли в желудке любой ребенок и многие взрослые говорят: «У меня болит живот».

Правда, боль в животе может указывать и на некоторые проблемы в области чувств. Живот может разболеться от страха. Любые неконтролируемые чувства, особенно тревога и раздражение, могут ударить по желудку. В то же время интеллектуальные проблемы, скорее всего, будут выражены головной болью (от них частенько «раскалывается голова»), а эмоциональные затронут область сердца. И если голову можно рассматривать как духовный, а сердце – эмоциональный центр человека, то желудок – это средоточие чувств, отмечает известный психотерапевт Рудигер Дальке.

Особая значимость желудка как «ключевой фигуры» среди всех органов брюшной полости подчеркивается его близостью к сердцу. Речь идет не только о пространственном соответствии (близости месторасположения), но и о значении, которое мы придаем этим органам, что отразилось также и в языке. Сердечные камеры называются желудочками, а вход в желудок носит название kardia, что в точном переводе с греческого означает «сердце».

Анатомически сердце и желудок расположены так близко друг к другу, что боли в области входа в желудок часто трудно отличить от сердечных болей. Кроме того, известно, что «путь к сердцу лежит через желудок». Мы можем выразить одно и то же чувство, сказав: «Я люблю это всем сердцем», или: «Мне это так нравится, что просто хочется проглотить».

Сердце является символическим центром чувств в области груди, желудок играет ту же роль в области живота.

Вспомним о героическом путешествии пищи, которое началось с преодоления губ. Именно в желудке пища находит спокойное, защищенное место – «пещеру» с мягкими, покрытыми слизью стенками, где ее баюкают нежные перистальтические волны. В то же время здесь она подвергается основательной очистке (настоящей дезинфекции) едкой соляной кислотой. Все опасное для организма, в том числе чужеродные формы жизни (бактерии), растворяется в этой кислоте. Одновременно продолжается подготовка пищевой кашицы к расщеплению на составные части.

Итак, с одной стороны, речь идет о месте отдыха, где можно сделать передышку и подготовиться к дальнейшим испытаниям. С другой стороны, даже здесь невозможно укрыться от агрессивной марсианской энергии. Но противоборствующие силы не столько соревнуются друг с другом, сколько, в идеале, поддерживают друг друга в равновесии. Все проблемы с желудком, как правило, заключаются именно в том, что между ними возникает конфликт.

Большую часть этих проблем можно выстроить в последовательном порядке, собрав из них своеобразную «цепочку эскалации», где каждая последующая ступень является логическим продолжением предыдущей.

Начальное звено нашей цепочки – это раздражение слизистой оболочки желудка, сокращенно называемое раздражением желудка. Уже на этой относительно «пологой» ступени проявляются те же принципы, которые вызывают более тяжкие последствия. Равновесие между силами защиты и нападения смещается в пользу вторых. В основном это происходит из-за ослабевания защитных факторов. Слой слизи на стенках желудка истончается, и они становятся чувствительными к едкому желудочному соку. Происходит раздражение слизистой оболочки, и она воспаляется.

Такое состояние слизистой оболочки желудка показывает, насколько изранена душа человека, хотя сам он этого не сознает. Наличие таких скрытых проблем характерно и для людей, страдающих дуоденитом, но речь об этом еще впереди. В недостатке желудочной слизи отражается дефицит ощущения защищенности и душевной мягкости. Кроме того, воспаленный желудок демонстрирует, что скрытая агрессия направлена против собственного тела, вместо того чтобы быть направленной вовне (на борьбу с вызвавшими ее причинами).

Типичные желудочные больные часто выглядят угрюмыми, уголки рта у них привычно опущены, а глубокие носогубные складки делают лицо «тяжелым». На таких лицах написана неизбывная скорбь. Такое впечатление, что жизнь человека движется «со скрипом», потому что в тянущем ее «моторе» полно песка. Однако сам больной чаще всего не осознает эти «неполадки» в своем организме и не избавляется от них, хотя для этого достаточно всего лишь научиться адекватно выражать свои чувства.

Загнав страдания внутрь себя, больной часто чувствует себя обиженным. Но и здесь очевидна его неосознаваемая установка: окружающие ранее обходили его своим вниманием и потому теперь «обязаны» о нем заботиться, чтобы завоевывать его расположение. Такой человек подобен маленькому ребенку, который не научился быть ответственным за свою жизнь. Он не умеет выражать свои чувства и желания так, как подобает зрелому человеку. Вместо того чтобы по-настоящему взаимодействовать с окружающим миром, больной неосознанно борется с самим собой и со стороны выглядит как упрямый обиженный ребенок.

Когда чувство защищенности (которое символизирует слизь) ослаблено на телесном уровне, это следует расценивать как сигнал к тому, чтобы преодолеть чрезмерное стремление к защищенности на уровне души. Необходимо не ждать и не требовать поблажек от окружающего мира и в то же время более осознанно обходиться с собственной агрессией – то есть направлять ее на борьбу не со слизистой оболочкой желудка, а со страхами и обидами, гнездящимися на уровне души.

Воспаление желудка явно указывает на наличие конфликта в сфере чувств, связанного с темой защищенности. Поэтому надо избавиться от той чрезмерной защиты, которая сковала чувства подобно тюремным цепям. Вероятно, в результате внешне человек станет жестче и агрессивнее по отношению к окружающему миру, но это избавит его от болезненного симптома.

Возможна и несколько иная ситуация, при которой задействован другой физиологический механизм. Нарушение кровоснабжения слизистой оболочки желудка приводит к недостаточной выработке слизи. Символически это говорит о том, что человек пренебрегает чувством самосохранения. Сокращается приток жизненной энергии в место защиты и сохранения. Таким образом, тело откровенно сообщает человеку, что должно стать его задачей на духовном уровне: необходимо инвестировать энергию не в регрессивное по сути стремление защититься, а направить ее на борьбу и взросление. Симптомы говорят образным языком: еда причиняет боль, а это значит, что больному пора прекратить баловать себя пищей и заниматься накопительством в надежде «обеспечить тылы». В более сложных случаях рекомендуется более или менее длительное воздержание от пищи (голодание), что в результате помогает умерить аппетит и на будущее. Если пациент уже не ест так много, как раньше, соответственно, снижается и его зависимость от ощущений, которые возникают после поглощения пищи. На духовном уровне главная задача заключается именно в том, чтобы стать независимым от стремления к насыщению. Но для подобных больных нет ничего более мучительного, чем отказ от еды, дающей такое важное для них чувство наполненности, сытости.

Говоря, что пищевая кашица раздражает слизистую оболочку желудка, мы еще смягчаем краски. Как правило, то, что попадает в желудок таких больных, нельзя назвать кашицей. Неспособность откровенно выразить агрессию обычно выливается в неумение хорошо прожевывать пищу. Пациент использует зубы не лучше, чем маленький ребенок. Если человек в переносном смысле не может показать зубы, то и на физическом уровне испытывает проблемы с их использованием. Непережеванная пища – это тяжелое испытание для любого желудка, а для чувствительного – в особенности. Поэтому щадящая диета на основе протертых блюд – это реальное воплощение потаенной мечты пациента. Человек, склонный к желудочным заболеваниям, цепляется за эту мечту в течение долгих лет, что нехарактерно для людей, страдающих заболеваниями двенадцатиперстной кишки, осознающих, что эта мечта абсолютно неосуществима. Однако необходимость самостоятельно превращать пищу в мягкую кашицу, более агрессивно работая зубами, им не по вкусу в одинаковой степени. Им важнее всего, чтобы о них заботились окружающие (в том числе обеспечивали питанием). В младенчестве такое требование к миру вполне правомерно. Но если взрослый человек все еще зависит от этого желания, можно смело говорить о симптоме. (Психоаналитики называют это оральной фиксацией.)

Насколько важно вырваться из этой сказочной страны с молочными реками и кисельными берегами, показывает чувство чрезмерной сытости, возникающее уже после незначительного приема пищи. Тело заявляет, что ему уже достаточно. Для пациента, которому процесс насыщения прежде никогда не надоедал, это быстрое наступление сытости становится неприятным сюрпризом.

Симптом рвоты демонстрирует в принципе то же самое, но еще более откровенно и настойчиво. У человека буквально выворачивается желудок. Вместо того чтобы принимать и переваривать мир (то есть входить с ним в агрессивное столкновение), человек отталкивает его от себя. Предтеча рвоты – кислая отрыжка – также носит оттенок протеста. Символически все это означает, что механизмы защиты больше не в состоянии справляться с возложенной на них нагрузкой, а предназначенные для принятия резервуары переполнены, отсюда и проистекает протест против дальнейшего потребления и наполнения.

Когда человека рвет, это можно расценить как своеобразный вынужденный акт агрессии. Вместо того чтобы осознанно вступить в противоборство с миром, он обдает окружающих слюной и рвотными массами. Это может восприниматься как нечто омерзительное, но после приступа рвоты человек испытывает значительное облегчение – ведь он частично выплеснул свою агрессию. Даже кислая отрыжка способна облегчить жизнь, поскольку выносит на поверхность агрессивные кислоты. Так на телесном уровне выполняется задача, которую следовало бы поднять до уровня души.

Повышенная чувствительность в подложечной области (под реберными дугами) показывает, насколько болезненно организм относится к необходимости воспринимать что бы то ни было. (Ведь это то самое место, которое мы удовлетворенно поглаживаем, если что-то пришлось нам по вкусу!) Этот симптом показывает, что время «безнаказанного» наслаждения миновало. Настала пора подняться на новый уровень развития. Вздутие (отечность) в верхней части живота демонстрирует, что привычный способ утоления голода теперь ведет к болезненной «полноте» и потому должен быть изменен.

Источник: health info

Социальные комментарии Cackle