Новости
здоровья
Мнения
пользователей
Анна Федосова

Как воспитать в семье любовного аддикта

15 января 2012 г.

В предыдущем интервью мы рассматривали влияние общества на формирование зависимого от любви поведения. Но по сравнению с ним влияние родительской семьи на формирование аддиктивного поведения является несравненно весомее.

Рассматривая проблему формирования обсессивно-компульсивного типа личности (с насильническим радикалом), следует упомянуть о жертвах эмоционального или физического насилия, деприваций и травм в родительской семье. Известен печальный факт, что человек, который пережил, например, эмоциональные унижения или инцест, будет подсознательно повторять известный ему паттерн (насилие, захват другого, как ранее захватывали его в детстве, отыгрывание привычной ситуации, пытаясь компенсаторно изменить ее с другими людьми, которые могут чем-то напоминать родителей) уже во взрослых взаимоотношениях. Многократное обращение к одной и той же (при отсутствии другой) известной с детства модели поведения в гендерных отношениях приводит к аддиктивному «кругу». Вместе с тем, у девушек (есть очень мало подобных свидетельств о взаимоотношениях «мать-сын»), которых воспитывал отец, приходящий в ужас от одной мысли об инцесте и не смотревший никогда на свою дочь с нежностью, никогда не говоривший ей о ее женственности (а именно здоровое отношение отца к дочери как к женщине воспитывает в ней гендерную идентичность), возникает ощущение пустоты и бесконечные вопросы о том, что же такое женственность. Они не имеют здорового образца взаимоотношений «мужчина-женщина», как и женщины или мужчины, пострадавшие от насилия.

Как не следует себя вести с ребенком, чтобы он не вырос зависимым?

Если родители принимают ребенка таким, каков он есть, не требуют от него безусловного послушания, не запрещают ему чувствовать, не проецируют на него свои собственные нереализованные мечты (чтобы ребенок достиг успеха там, где родители не смогли) и не отщепляя от ребенка его гендерную идентичность, то индивидуальность и независимость ребенка не будут разрушены. Если же родители используют своего ребенка подобным образом, то путем манипуляций они вызывают у ребенка чувство вины за несоответствие родительским ожиданиям, шантажируя тем, что, мол «Мы не будем тебя любить, если ты не будешь таким, как мы тебя ждем» или " Ты нас не любишь, потому что не хочешь делать так, как мы говорим ". Ребенок всеми силами пытается добиться одобрения и принятия от холодных, враждебных, обесценивающих родителей. Когда родители, наконец, «прощают» его, ребенок испытывает величайшее счастье принятия. Колебания между отчаянием «разбитым сердцем») и эйфорией такой ребенок и принимает за любовь. И, повзрослев, находит подобные взаимоотношения.

Часто родители делегируют ответственность за свои супружеские взаимоотношения детям, например, говоря ребенку, что не могут расстаться только из-за него. Таким образом, ребенок чувствует свою ответственность за то, что его родители не счастливы. Один из пациентов создателя биоэнергетического анализа, известного психотерапевта Александра Лоуэна говорил: «Я не мог плакать при своей маме, так как не должен был ее раздражать, у нее было достаточно своей печали». Ребенок подавляет или вытесняет свои стремления, пытаясь стать тем, кто может осчастливить своих родителей. Нетрудно заметить переход от желания быть хорошим в семье к хорошему функционированию в школе и достижению успеха в профессиональной карьере. Это желание понравиться другим возникает из надежды, что такие поступки гарантируют нам чью-то любовь и преодолеют опыт «разбитого сердца», который является настоящей мукой, имеющей корни в детстве. Эта необходимость проявляется у взрослого, обычно эта потребность не осознается, все попытки добиться принятия так же неуспешны, как и в детстве. Эту потребность сопровождает чувство «ловушки» или «загнанности в угол», особенно при взаимоотношениях с партнером, который точно воспроизводит коммуникацию с родителями, часто характеризующуюся парадоксальностью, или двойными посланиями.

В чем смысл и функция двойных посланий?

Нужно сказать, что каждое сообщение участника коммуникации имеет информационный (содержание сообщения) и командный (несущий информацию о самом общении) аспекты. Собственно сообщением выступает та часть коммуникации, которая может быть передана как информационный «сухой остаток» сообщения. Метакоммуникация выражается в интонациях, избранном порядке слов, невербальных проявлениях, кинестетике, мимике и др. Одним из показателей хорошего функционирования семьи является способность участников коммуникации выходить на метакоммуникативный уровень взаимодействия и делать его предметом обсуждения (например, обсуждать чувства участников диалога). Наиболее яркой характеристикой коммуникации являются противоречивые или взаимоисключающие послания на уровне сообщений и взаимоотношений, а, во-вторых, жесткий запрет обсуждать эти противоречия. Как пример приведем «стой там – иди сюда» или несоответствие высказывания «я тебя люблю», например и телесных, невербальных проявлений (говорящий делает отталкивающее движение рукой или устраняется) В ситуации неконгруэнтной коммуникации трудно выбрать, на какую часть ориентироваться, поскольку выбор никогда не является правильным. Ловушкой для участников коммуникации двойное сообщение становится при существовании следующих условий: вовлеченность людей в интенсивные взаимоотношения, которые имеют высокую степень физической/ психологической ценности (мать/ребенок; пара влюбленных); реципиент не может выйти за пределы установленных двойным сообщением рамок, поэтому никак не может ориентироваться ни на какой из противоречивых компонентов сообщения.
Так, во взаимозависимых отношениях любовных аддиктов один из них (обычно тот, кто имеет экстернальный локус контроля и всю ответственность возлагает на партнера) оперирует противоречивыми сообщениями, а его партнер, блуждая между одновременным поощрением к взаимодействию и отвержением, попадает в безнадежную ситуацию, чувствуя себя таким же одиноким, беспомощным и зависимым, как и в детстве. Характерным ответом аддиктов избегания на вопрос «Что мне делать? Чего ты хочешь?», является фраза «Ты сам (а) знаешь», которая не оставляет никакого шанса на взаимопонимание.

В здоровых, симметричных (а не симбиотических) взаимоотношениях партнеры способны принять сходство и различия друг друга. Точно так же и комплементарной (взаимодополняющей) коммуникации. В патологиях возникает типичная проблема, когда осуществляется эскалация поведения: А. требует от Б. Какого-то поведения (или восприятия), Б. подчиняется, что вызывает у А. новые и новые требования. В литературе много внимания уделяется патологии комплементарного взаимодействия. Работы К. Лидза относительно семейных отклонений, А.Е. Шефлейна о «жутких парах», Р.Д. Лейнга относительно «заговора» характеризуют это «сумасшествие вдвоем» («Folie, а deux») .

Как распознать любовного аддикта?

Обратимся к индивидуально-психологическим характеристикам любовных аддиктов. Прежде всего, следует сказать, что чаще именно женщина бывает любовным аддиктом, а мужчина – аддиктом избегания. Но бывает и наоборот. И следующие характеристики могут быть присущи как женщинам, так и мужчинам. М. Балинт описывает типичную концепцию аддикта избегания: «Меня должны любить и заботиться обо мне все те, кто имеет для меня большое значение. Никто не может потребовать от меня никаких усилий или платы за это. Люди, которые так много значат для меня, не могут иметь интересов, желаний и потребностей, которые отличаются от моих. Если в чем-то это не так, они все равно должны подчиняться моим потребностям. При этом у моих близких не должно возникать чувство напряжения или возмущения. Они должны получать от этого удовольствие и радость. Если это так, то мне приятно, я счастлив ".

Нарциссические партнеры в своем большинстве страдают перфекционизмом, не способны на эмпатически-аффилиативные проявления, не выносят никаких недостатков (действительно существующих или воображаемых) партнера, опираются на внешнее одобрение избранного ими объекта. Такие люди часто первым рвут отношения, чтобы не испытывать страха быть брошенным. Представители психодинамического направления считают, что нарциссическая личность не способна на любовь, не выдерживает рядом с собой свободной презентации другого человека, сводит ее к объекту.

Ответственность за настроение и благосостояние такого человека берет на себя ответственность любовный аддикт, которому присущи проблемы гиперконтроля и гиперответственности (тот, которому делегировали эту ответственность в семье). Для них характерны навязчивость в поведении и эмоциях, тревожность, неуверенность в себе, импульсивность, насилие в действиях. Они создают для себя „идолов“, которые обладают высшей силой или сами пытаются играть роль этой силы для Значимого Другого. Они бросаются на помощь, „спасают“ от алкогольной или наркотической зависимости, решают проблемы за другого, становятся для него костылем. И, если „спасение“ удалось, потребность в спасателе отпадает. Спасенный оборачивается аддиктом избегания или просто исчезает из жизни спасателя, оставляя тому экзистенциальную пустоту. Во взаимосвязанных взаимоотношениях роли спасателя, жертвы и преследователя могут молниеносно меняться. Обычно спасатели обвиняют другого в отсутствии идеалов, аморальности, „черной неблагодарности“, жалуются, что им почему-то встречаются только такие, очень похожие друг на друга партнеры. При этом они совершенно не осознают того, что их собственное стремление полного контроля над жизнью другого человека, желание абсолютной власти и владения, само по себе является разрушительным для личности.

Интересно узнать о женщинах, которые любят слишком сильно?

1. Как правило, будущий аддикт рос в неблагополучной семье, где его эмоциональные потребности не удовлетворялись. Например, когда родители ссорятся, им не до ребенка и не до его потребности в нежности, ребенок не может доверять своим чувствам и чувствует себя недостойной любви. Таким семьям присущи:

• Физическое насилие над мужем, женой и/или детьми;
• Недостойное сексуальное поведение одного из родителей в отношении ребенка, которое варьирует от извращения до инцеста;
• Постоянные ссоры и напряжение;
• Долгие периоды времени, когда родители не разговаривают между собой;
• Родители имеют разные системы ценностей или противоречат друг другу, борясь за лояльность ребенка;
• Родители конкурируют друг с другом или с детьми, не признавая при этом достижений друг друга или ребенка;
• Один из родителей не может установить взаимоотношения с остальной семьей, активно их избегает, обвиняя при этом их в замкнутости;
• Слишком жесткие требования к достатку семьи, религиозному воспитания, работе, режим дня, слепое увлечение сексом, телевидением, домашним хозяйством, спортом, политикой. Это может нарушать близость в семье, так как акцент ставится на правилах, а не нормальных взаимоотношениях.

2. Получив в детстве мало тепла и ласки, аддикт пытается решить свою потребность опосредованно, особенно используя мужчин, которые якобы требуют этого.

3. Поскольку женщина-аддикт так и не смогла изменить родителей и получить у них тепло и ласку, она остро реагирует на знакомый с детства тип эмоционально недоступного мужчины. Она вновь пытается изменить его своей любовью.

4. Опасаясь, что мужчина уйдет, женщина-аддикт делает все возможное, чтобы уберечь взаимоотношения от распада.

5. Для женщины-аддикта нет ничего слишком неприятного или отнимающего слишком времени, если это „поможет“ мужчине. Вот примеры того, что делает женщина ради сохранения взаимоотношений: приобретение мужчине одежды, чтобы улучшить его самооценку; поиски личного психотерапевта для него и постоянные просьбы пойти на терапию; финансирование дорогостоящих хобби, которые помогают мужчине лучше использовать свое время, изменение места проживания, часто с финансовыми потерями, так как «он здесь не счастлив»; передача ему половины или всей собственности, чтобы он не чувствовал себя в положении «подчиненного»; спокойное и толерантное отношение к унижениям и пыткам с его стороны, так как «раньше ему не позволяли выражать чувства“, или“ в детстве он так страдал».

6. В ситуации, где женщина с другим прошлым возмущенно говорит, что ни минуты не будет мириться с этим, женщина-аддикт считает, что просто она недостаточно приложила усилия к улучшению взаимоотношений с мужчиной, который, как и ее родители не способен на близкие отношения.

7. Женщина-аддикт готова взять на себя большую долю ответственности и вины за то, что произошло в любой взаимоотношениях (на работе, с друзьями, в супружеских или партнерских отношениях).

8. Самооценка женщины-аддикта держится на критически низком уровне. В глубине души она не верит, что заслуживает счастья, скорей она считает, что должна заслужить права наслаждаться жизнью.

9. Будучи с детства неуверенной в себе, женщина-аддикт отчаянно стремится контролировать своего мужчину и свои взаимоотношения с ним, маскируя свои желания «быть полезной». В родительской семье люди, от которых ребенок зависел, были слишком слабы, чтобы защитить его. Фактически такая семья являлась для ребенка источником угрозы и большого душевного ущерба и потрясений. Опыт, усвоенный в такой семье разрушает личность, поэтому обладающие подобным опытом пытаются «быть на высоте». Становясь сильными и помогая другим, спасая их, аддикты защищаются от паники, охватывавшей их, когда их отдавали в распоряжение других людей. Чтобы чувствовать себя в безопасности, им необходимо общество людей, которым они могут помочь.

10. Во взаимоотношениях с мужчинами женщины-аддикты скорее связаны со своей мечтой о том, как все могло бы быть, чем с реальной ситуацией. Если бы у них был мужчина, который воплощает все мечты, то направляющая часть их личности была бы не задействована, их талант и способности были бы не реализованы. Поэтому они выбирают мужчину, с которым воплотить эти мечты невозможно.

11. Женщины-аддикты испытывают болезненную страсть к мужчинам и эмоциональные страдания (мазохистические черты). Поэтому пары «мужчина-нарцисс и женщина-мазохистки» чаще всего встречаются как любовно-аддиктивные пары.

12. Страдания, которые аддиктивная женщина испытывает во взаимоотношениях с таким мужчиной, отвлекают ее от действительности, которая представляется пустой и страшной. При отсутствии страданий во взаимоотношениях с «любимым» женщина испытывает такие же симптомы, как наркоман при отмене наркотиков: тошноту, потливость, тремор, бессонницу, панику, депрессию и другие.

13. Женщины-аддикты часто могут быть зависимыми эмоционально, а иногда и биохимически от наркотиков, алкоголя и/или определенных пищевых продуктов, особенно сладостей.

14. У аддиктов может появиться склонность к депрессии, приступы которой они пытаются преодолеть с помощью нервного возбуждения, возникающего при нестабильных взаимоотношениях.

15. Женщин-аддиктов не привлекают добрые, надежные, сильные, ответственные мужчины. Их не привлекают те, кто действительно интересуется ими.

Известно, что женщины, которые «любят слишком сильно» страдают от скрытой депрессии. Ярко выраженных признаков клинической депрессии у них не обнаружено, но жизнь их, по их выражению «какая-то неинтересная, ничего не раздражает и ничего не радует». Для того, чтобы ощутить интенсивные чувства, пережить экстремальные ситуации и осознать себя живыми, такие женщины ищут и создают аддиктивные отношения. Установлено, что сексуальные переживания у этих женщин более яркие (при энцефалографическом исследовании видно, что источник возбуждения возрастает в десятки раз) при взаимодействии с их аддиктивным партнерам в сравнении с таким же взаимодействием с симпатичными, приятными людьми. Поэтому общение и «любовь» с другим типом партнеров для таких женщин неинтересны и неприглядны. Эти женщины обычно были отличницами в школе, являются успешными профессионально и финансово, но попадая в аддиктивные взаимоотношения, они несут финансовые потери, их статус может снижаться. К сожалению, все это свидетельствует о неспособности этих людей создавать по-настоящему близкие отношения, о которых им ничего не известно. Когда (с помощью индивидуальной или групповой терапии) человек «вырастает» и становится способным к настоящей здоровой любви, партнер (с которым иногда было проведено несколько десятков лет в борьбе и страданиях) становится неинтересным. Главное в преодолении аддиктивного поведения – это его осознание. Всем известно, например, что лечение лиц, страдающих от химической зависимости, невозможно без осознания ими этой проблемы.

Что делать при осознании того, что человек попал в сети такой зависимости?

Известно, что признаки и пути предотвращения и преодоления зависимого поведения при алкогольной и любовных аддикциях одинаковы. Как при хроническом алкоголизме, где алкоголик скрывает истинный характер потребления, так и при любовной завивисмости аддикт скрывает истинный характер отношений, переживает стрессы и неудовлетовренность существующим положением вещей, стремится к контролю партнера, как страдающие алкоголизмом пытаются контролировать частоту употребления спиртного. Этапы выздоровления являются одинаково важными и представлены в хронологическом порядке.

1. Обратитесь за помощью.
2. Сделайте ваше выздоровление главным приоритетом вашей жизни.
3. Примите участие в группе, члены которой поймут ваши проблемы.
4. Развивайте свою духовность повседневной практикой.
5. Прекратите руководить мужем и контролировать его.
6. Прекратите манипуляции и не увлекайтесь «игрой в преследователя-жертву-спасателя».
7. Мужественно боритесь со своими проблемами и недостатками.
8. Развивайте свои личные потребности.
9. Станьте «эгоистичной».
10. Поделитесь с другими людьми своими переживаниями и личным опытом.

Нужно понимать, что работа с проблемой займет не один месяц. Но при искреннем желании выбраться из ловушки и обращении за помощью можно надеяться на успешный результат. Дорогу осилит идущий.

воздушная помпаhermitage tourлобановский александр игоревич классДанильченко Юрий прокурор966.com.ua отзывы

Мнения пользователей являются авторскими материалами и не всегда совпадают с мнением редакции healthinfo. В случае каких-либо возражений обращайтесь напрямую к автору.
Комментарии для сайта Cackle